- А не спешим ли мы - без ухаживаний, без цветов, без ресторанов? Я ведь уже не мог



- А не спешим ли мы - без ухаживаний, без цветов, без ресторанов? Я ведь уже не могу сопротивляться!
- Я чувствую, что мне абсолютно все равно до ресторанов и ухаживаний. Сейчас и здесь лучший момент моей жизни, и я хочу прожить его до конца, а свадьбы и праздники, как и похороны, устраиваются не для нас, а для людей. И прошу тебя, мой милый: будь смелей, возьми меня, только осторожней - я немного боюсь.
- Ты что, еще девочка? - Слава ошарашено уставился на Ташу. Она, покраснев и зажмурив глаза, закивала головой.
- Солнышко мое! Да такая красавица и умница, еще и девственница! Да за что же мне такое счастье-то! - запричитал Славка, вскочив и засуетившись.
- Не мельтеши! - немного осипшим голосом сказала Таша - взяла Славку за руку, сама легла на спину и потянула его на себя. И все смешалось в потоке страсти, нежности, неумелых ласк и боли! Он раздевал и покрывал поцелуями её восхитительную небольшую напряженную грудь, красивый живот и обнажающиеся бедра, снимая ее тесные одежды и упиваясь ее совершенными формами. Она, немного скованно, помогала ему раздеться и, слегка дрожа, боясь и сгорая от желания, раздвинула ноги, пуская его внутрь. Он, страшно переживая, и боясь сделать больно, начал вводить свою плоть в горячее лоно любимой. Она, сначала отодвигаясь, закусила губу, потом сама, с невольным вскриком, резко подалась вперед, как бы насаживая себя на его естество. Славино сердце обливалось слезами, он мелкими движениями тихонечко довел себя до финального взрыва - благо для этого было достаточно трепыхнуться несколько раз. Было видно, что даже это последнее напряжение делает больно любимой. Извергнув все напряжение, восторг и любовь, они окончательно замерли, слившись в единый организм.



 
 

<<...

 

Качественный вакуумный упаковщик на сайте в интернет-магазине Gastrotech.com.ua