– Согласен. – Зубач? – И я согласен. – Каштан? – За такой косяк на жало



– Согласен.
– Зубач?
– И я согласен.
– Каштан?
– За такой косяк на жало сажают!
– Утконос?
– Люди все видали и слыхали. Сука он!
Ни одного голоса в защиту теперь уже бывшего смотрящего никто не подал. Калик менялся на глазах: каменные черты лица расслабились и поплыли, как воск свечи, от грозного вида ничего не осталось, он даже ростом меньше стал.
– Шкет?
– Продал он Хорька, что тут скажешь. Значит, сука!
– Савка?
– Сука и есть!
Все понимали, к чему идет дело. И Калик понимал. И Расписной наконец понял. Но его кровавая развязка не устраивала: еще один труп списать не удастся, начнется следствие – так можно затормозиться здесь до зимы.
– Что с ним делать будем? – спросил для проформы Морда.
– На нож!
– Задавить гада!
– В параше утопить!



 
 

<<...