– Я тебя сукой не назвал, брателла, я сказал «если». Менты – гады хитрые, на любы



– Я тебя сукой не назвал, брателла, я сказал «если». Менты – гады хитрые, на любые подлянки идут… Нам нужно ухо востро держать!
– Ладно, – повторил Калик. – Волну гнать не надо. Мы Керима спросим, он нам все и обскажет.
«Это вряд ли», – подумал Вольф.
Керим погиб два месяца назад, именно поэтому он и был выбран на роль главного свидетеля в пользу Расписного.
– Конечно, спросите, братаны. Можете еще Сивого спросить. Когда меня за лопатник шпионский упаковали, я с ним три месяца в одной хате парился. Там же, в Рохи-Сафед, в следственном блоке. Пока в Москву не отвезли.
– О! Чего ж ты сразу не сказал? – На сером булыжнике появилось подобие улыбки. – Это ж мой кореш, мы пять лет на соседних шконках валялись! Я знаю, что он там за наркоту влетел.
– Ему еще двойной мокряк шьют, – сказал Расписной. – Менты прессовали по-черному, у него ж, знаешь, язва, экзема…



 
 

<<...