Все это Расписной придумал. Но в жестоком уголовном мире любое семя подозрения



Все это Расписной придумал. Но в жестоком уголовном мире любое семя подозрения находит благоприятную почву.
– Ну паскуда… Я его первый сделаю!
Цыган недобро ощерился, обнажив большие неровные зубы.
Темнота сгустилась окончательно, и красноватые блики разгоревшегося костра придавали зловещий вид лицам окружавших его людей. Осматривающий растертые ноги Груша наклонил голову, пухлые щеки лоснились, как у насосавшегося упыря. Привалившийся к дереву Скелет напоминал истлевшего мертвеца. Изломанные тенями Зубач, Утконос и Катала казались вынырнувшими из преисподней чертями с тлеющими угольками в черных глазницах.
– Надо бы порыскать вокруг, жратву поискать, – сказал Груша.
– Тут вокруг волки рыщут, как бы ты сам жратвой не оказался, – реготнул Утконос.



 
 

<<...