Лихорадочно защелкали замки, потные тела в серых пропотевших робах, как очнувши



Лихорадочно защелкали замки, потные тела в серых пропотевших робах, как очнувшиеся от спячки змеи, рвались из тесных железных ящиков, сталкивались, сплетаясь в неловкий клубок, зло отталкивали друг друга, отчаянно стремясь к брезжущему впереди призрачному свету нежданной свободы.
– Ну, все? – не поднимая глаз, спросил сержант, когда кто-то вылез на борт фургона.
– Все! – со зловещими интонациями отозвался незнакомый голос.
– Кто это?! – Сержант вскинул голову и замер: сутулый широкоплечий зэк наводил на него пистолет.
Их взгляды встретились. Левый глаз стриженого рецидивиста был полузакрыт, вместо правого чернел девятимиллиметровый зрачок ствола. В следующую секунду он блеснул испепеляющей вспышкой, и острый удар грома разнес лобовую кость сержанта вдребезги.



 
 

<<...